Рыбалка онлайн


Группы
изображение изображение изображение
изображение изображение
изображение изображение изображение
НОВОСТИ ВОДОЕМОВ:  
ПЛАТНЫЕ ПРУДЫ:     
изображение изображение изображение
изображение
Вход для рыболовов:
Логин:
Пароль:
Запомнить
Регистрация       Нас уже: 216089
изображение
изображение
изображение изображение изображение
изображение изображение изображение
изображение

автор : МАРАТ (MARIK) личный форум | личная страница

Тайны ауры воблера.

Спиннинг. Приманки: все заметки, заметки автора.


 

Тайны ауры воблера.

 

опубликовано в журнале «Спортивное Рыболовство» 7/2010

 

Вступление

 

Воблер... Популярность этого вида приманок давно превысила все разумные пределы и количество статей посвящённых этим симпатичным игрушкам исчисляется уже наверное тысячами. Казалось бы что писать о нём уже нечего, но я всё таки решил ещё раз коснуться этой, затёртой до дыр, темы и попытаться взглянуть на воблер «из под воды» - глазами рыбы.

 

Основная масса статей, посвящённых воблеру, пишутся исходя из практического применения и несомненно они полезны любому спиннингисту. Но что бы правильно и с наибольшей отдачей применить в практике какие-либо практические рекомендации, всё таки нужно понимать суть подводного действа более глубоко. Что происходит с воблером во время наших с ним манипуляций – какие процессы вызывает эта приманка при своём движении в воде и как они могут воздействовать на рыбу во всей своей многогранности. Конечно всё далее написанное только мои личные размышления и замечания, исходящие из практики ловли, изготовления воблеров и других спиннинговых приманок, но надеюсь, что основа их всё таки верна и эта статья пригодится многим начинающим рыболовам в познании и освоении многообразного воблерного арсенала.

 

 

Голавлиный набор.

 

 

Эта модель больше похожа на красивый сувенир, чем на рабочий воблер,

но тем не менее она ловит и очень неплохо.

 

Имитация или раздражитель?

 

Итак, в наших руках красивая и изящная приманка. В одном случае это полная имитация живой рыбки, которая зачастую своим движением в воде так же почти не отличается от оригинала. Казалось бы всё ясно и понятно – хищник видит свою привычную «еду», небольшую рыбку, и хочет её съесть. Но в другом варианте, воблер может быть совсем не похож не на один организм живущий в воде, ни своим видом, ни движениями в воде. Но, тем не менее, рыба его так же с жадностью атакует. Почему? В чём секрет?

 

 

 

Для  сравнения можно взять два простых примера: знаменитый Rige 35 – копию реального небольшого малька

и модель Incubator Drop75 – почти квадратную и по сути «несуразную» в любой интерпретации имитации, форму.

 

Давайте сначала рассмотрим первый, самые реалистичный, вариант – имитацию рыбки-жертвы. Наиболее наглядный и показательный класс среди воблеров в данном случае – это конечно тип «минноу», который всем свои образом дублирует небольшую, «прогонистую» рыбку-жертву. Современные технологии позволяют полностью скопировать не только визуальный вид, а даже физические параметры настоящего малька. Искусственная кожа, серебристая рельефная чешуя, подвижные плавнички, гибкое, многосоставное и мягкое тело, плюс совершенная окраска, создают идеальный образ настоящей рыбки.

 

 

Воблеры Pontoon21 имеют изящную реалистичную расскраску.

Вопрос только в одном – а замечает ли это рыба?

 

 

Самый простой и один из самых уловистых примеров «минноу» – модель Дуел Хардкор JB90.

 

Длинный прогонистый силуэт, плюс деликатная слабая собственная игра, которую мы можем разнообразить и анимировать в почти любых вариантах с помощью рывковой проводки, имитирует именно живой и реальный прототип настоящей жертвы щуки или окуня. Казалось бы полдела сделано и схожесть воблера с оригиналом - один их главных и решающих факторов, достигнут. Но, увы, практика часто показывает обратное. Самый простой и показательный пример – это окраска приманки. Возможно на большой глубине влияние её не так ощутимо, так как цветовой спектр не только меняется по мере погружения на каждый очередной метр, но и просто теряет свою насыщенность, на определённой глубине, вплоть до чёрно-белых тонов. Но этого нельзя сказать про приповерхностные приманки, где цвет, благодаря малой глубине погружения, ярко выражен и должен оказывать ощутимое влияние, даже со скидкой на «дальтонизм» некоторых видов рыбы.

 

 

Такая натуральная окраска поверхностной модели Jackall Hama-Ku-Ru Spider,

 съиграла далеко не последнюю роль в своей уловистости.

 

 

Как бы то не было, а например в ловле моего любимца голавля, в практике, цвет зачастую играет очень заметную роль, например в пору массового вылета насекомых, когда он явно реагирует на натуральные зелёно-коричневые тона. А раз реагирует, значит различает и выбирает. И вот тут, если исходить из теории имитации, возникает вопрос – а на что же тогда похож воблер с ядовито-«кислотной» раскраской? Ничего, даже близко, похожего в природе не существует. А рыба на него реагирует, а зачастую требует только подобный цвет. Каковы бы ни были причины, но факт, что такая расцветка не коим образом не подходит к теории имитации.

 

 

Ни один подводный обитатель не может похвастаться подобным «ядовитым» окрасом.

Но, тем не менее, этот цвет вполне рабочий.

 

Подобная коричнево-естественная расцветка очень нравится «летнему» голавлю.

 

Далее можно рассмотреть форму воблера, его трёхмерный, визуальный, вид. Вытянутый силуэт «минноу» конечно имитирует малька, а вот кого может напоминать «фет», почти шарообразной формы? В пресноводных водоёмах нет ни одного подобного вида рыбы. Возможно это насекомое или какое-нибудь земноводное существо наподобие лягушки или жука-плавунца? Возможно, но лягушки никогда не движутся так, как трепещет воблер класса «фет». Тоже самое касается и имитаций насекомых, например кузнечика, который, мало того, что вибрирует так, что живому прототипу даже и снилось, так ведь ещё и заглубляется порой до двух и более метров. Можете себе представить пчелу, которая активно «жужжит» на глубине полтора метра? Естественно это невероятно и значит в каких-то случаях визуальная имитация совершенно не важна. Так что же тогда главное в таких случаях?

 

Это пластиковое «насекомое» похоже на оригинал только до падения в воду.

 Даже на самой медленной проводке её движения никоим образом не схожи с поведением реального прототипа.

 

Имитация головастика? Размером 45 мм и весом в 8,5 грамм?!

 

В поисках истины

 

Вибрация, скажем мы хором, и в основном (но далеко не всегда!) будем правы. В воблерах, имеющих выраженную собственную игру, вибрация имеет большой приоритет и является в одних случаях раздражителем, а в других имитацией «звукового фона» движения реального кормового объекта. Порой малейшее её изменение может стать решающей для уловистости приманки. Разные виды рыбы, в разных условиях и на разных водоёмах предпочитают разную вибрацию. Это не новость и не просто так существует столько разных видов воблеров, с разными параметрами игры, которые могут быть востребованы в разное время. Но в противовес следует вспомнить приманки без собственной игры, например, «твичбейты», у которых могут совсем отсутствовать какие-либо собственные колебания.

 

Джерки, за редким исключением, не имеют собственной игры

 и вся их работа основана на принудительной «рывковой» анимации.

 

Рыба реагирует на этот класс воблеров, как кажется на первый взгляд, только за счёт принудительной анимации, то есть на рисунок движения, который мы задаём приманке своими действиями. Но опять же, почему-то не каждый «пассивный минноу» оказывается уловистым, хотя визуально он почти аналогичен и движется, казалось бы, так же как и его ловящий собрат. В чём же в данном случае заключена та самая «фишка» - изюминка уловистости такого воблера? Главное рисунок, траектория движения или истина скрыта в другом? И вот здесь пора поговорить о скрытых гидропроцессах, которые не видны человеку «невооружённым взглядом».

 

Если смотреть в глубь происходящего под водой и вникнуть во все тонкости, то игра, вибрация и вообще любое движение воблера в воде (и любой спиннинговой приманки) – это сложный гидроакустический процесс, который состоит из многих составляющих. Если выражаться обычным языком, то воблер своим движением активно возмущает воду, тем самым создавая сложную гидроволну, в которой присутствуют самые разные частоты и амплитуды. Вода очень чувствительная среда, которая отлично передаёт через себя любые колебания передаваемые ей, а они есть ни что иное, как звук, понятие которого как раз и характеризуется как «периодическое колебание среды» через которую он распространяется.

 

Воблер с такой формой тела создаёт очень сильную гидроволну

при своём движении в воде, даже при небольшом размере.

 

Звуковая составляющая

 

То есть, весь процесс движения воблера в воде, который важен нам, можно охарактеризовать одним общим понятием - звучанием, которое в то же время состоит из многих составляющих. Например, тембр звука. Этот фактор вряд ли кто-то ставит во главу всех параметров при создании воблера. А он не менее важен, чем остальные составляющие звука. Тембр звука определяется формой звуковых колебаний и, например, «чистым тоном» называется звук источника, совершающего «гармонические колебания одной частоты». А что будет если какая-то часть воблера не попала в эту частоту на несколько герц? Например, движение, «звон» тройников? Показательно можно сравнить звук правильно настроенной и расстроенной гитары. Разница общего звучания, при самом небольшом изменении звука всего одной струны, может быть разительна. То есть тембр источника может быть гармоничным  и наоборот – раздражающим для рыбы, если всего одна его деталь издаёт звук неправильной частоты.

 

В практике мы видим подтверждение значимости звучания по реакции мелочи, например уклейки или пескарей, на воблер, порой превышающий их размеры в два раза. Ничего кроме колебаний-звука не может привлечь этих «малявок» к столь «великовозрастной» для них приманке. Притягивать их может только звук – родственные или провоцирующие их, колебания. И этот же параметр, только иного рода, пугает и заставляет разбегаться их в стороны даже на довольно большом расстоянии в противоположном варианте. И для мелочи такой тип приманки будет враждебным, а вот например для окуня наоборот привлекательным - он «слышит» его издалека и атакует без раздумий. То есть реакция рыбы на разные тона очень разнообразна и именно тон можно считать одним из самых важных в общем звучании воблера.

 

Многие часто видят как рыбья мелочь стайкой сопровождает,

а порой даже и атакует, гиганские для их размеров воблеры.

 

В итоге, мы можем получить «положительные» колебания, привлекающие к себе даже некрупную бель или наоборот - не требуемый нам чистый и гармоничный звук, а полную его противоположность - пугающий всё живое звуковой шум, который отличается от нужного нам тона тем, что ему не соответствует какая-либо определенная, привлекающая или раздражающая, высота составляющей звука. То есть в шуме будут присутствовать смешанные в неправильной, хаотичной, «пропорции» колебания всевозможных частот и амплитуд. И если, к примеру, амплитуда и частоты в процессе движения будут изменяться, то в итоге мы можем получить «негармонические колебания» - биения амплитуды со звуковой частотой, налагающейся на несущую частоту колебаний. Как бы сложно это не выглядело, а суть проста – все составляющие колебаний должны находиться в определённой гармонии, которая соответствует виду и настроению рыбы.

 

- Амплитуда – это величина отклонения предмета от его статического положения;

- Частота – это количество колебаний предмета за определённую единицу времени.

 

Учитывая всё вышеперечисленное, надо признать, что звук для воблера – это основополагающий фактор. О его значимости может так же сказать и такой параметр, как скорость распространения звука, которая в воде в четыре раза быстрее, чем в воздухе. Как известно рыбы чутко улавливают инфразвуковые (низкочастотные) волны создаваемые возмущениями воды разного рода, например, штормовыми волнениями или громовыми раскатами приближающейся грозы. Таким образом, они заранее чувствуют приближение непогоды, намного раньше её приближения, и соответствующе реагируют, например активно питаются перед вынужденным пассивным периодом.

 

Но это всего лишь малая толика его значения, так как звук в полном объёме – это сложный и многогранный параметр, в котором, в нашем случае, нужно особо выделить его амплитуду и частоту, о чём говорилось выше. Например, тот же инфразвук - это составляющая не только звуков природы, но и движения всех живых организмов, которые являются для рыбы очень важными и несут в себе немало информации. Но такой звук почти недоступен для человеческого уха и мы просто не можем ощутить, осознать и проанализировать даже малой толики всего низкочастотного спектра, который могут издавать наши приманки.

 

А они очень важны, так как при движении рыб, создаются прежде всего именно инфразвуковые (низкочастотные) колебания, быстро распространяющиеся в воде. Эти колебания хорошо чувствуют хищники на довольно большом расстоянии и легко определяют расположение, направление движения и даже «настроение» добычи. Инфразвуковые волны очень информативны и распространяются с особой скоростью, которая намного быстрее, чем само движение воды, которое создаёт наша приманка и улавливаются они рыбой так же намного быстрее. Просто представьте визуально как идёт физическая волна от падения предмета в воду и реакцию рыбы на этот всплеск – волна только набирает разбег, а рыба уже исчезла с вашего поля зрения. О чём это говорит?

 

Вода прекрасно передает любые колебания, поэтому звук, во всей своей многогранности и информативности, очень быстро и почти без помех передаётся через воду. А у рыб, кроме общеизвестных пяти чувств - зрения, слуха, обоняния, осязания и вкуса, на особом месте стоит особое, шестое, чувство - способность получать по тончайшим изменениям звуковых колебаний в воде информацию об окружающем их водном пространстве. Для этого рыбы используют особый вид своих органов - главную и самую чувствительную систему – «боковую линию». Она  воспринимает любой тип звуковых колебаний в воде, в довольно широком диапазоне частот - от 5 герц до 10–13 тысяч.

 

Вот эта пунктирная полоска на теле рыбы и есть тот самый

сверхчувствительный датчик колебания водной среды.

 

Кроме скорости распостранения звука очень важное значение имеет так же и расстояние передачи колебаний в воде. Рыбы-жертвы создают своими движениями колебания, струи и вихри, улавливаемые хищниками на довольно значительном удалении. «Близорукая» щука, например, обнаруживает двигающуюся добычу обычно на расстоянии недоступном для её глаза, и атакует ее после преследования по «гидроакустическому следу» (вихревому потоку), подобно самонаводящейся по тепловому следу самолёта зенитной ракете и только непосредственно сама атака происходит визуально. Известны опыты со слепой щукой, которая легко находила и точно определяла место «дислокации» жертвы, по движению ее плавников, но игнорировала ее, когда она стояла без движения, что я, кстати, видел своими глазами при подводных съёмках жерлицы. То же можно сказать и об окуне, который к тому же не ограничивается только восприятием и анализом идущих извне колебаний, а вдобавок импульсами своих движений как бы ощупывает на расстоянии окружающие его тела, действуя наподобие эхолота: послал луч, получил его отражение, исследовал и проанализировал.

 

 

Окунь, как и любой хищник, реагирует не только на имитацию малька,

 но и на воблеры с активной собственной игрой.

 

В итоге, если «копать глубоко», приходит понимание всей сложности и многогранности процесса движения наших приманок и этим можно объяснить самое главное – что, казалось бы, абсолютно идентичные, на первый взгляд, воблеры, ловят совершенно по разному. Весомые «мелочи» заключаются в различии колебаний создаваемой одной и той же рыбкой (жертвой) в разных ситуациях. Она может издавать звуки разной тональности и интенсивности, в зависимости от обстоятельств, и характер звучания может меняться кардинально: одни звуки, например, мирного типа - при питании, а другие - это звуки испуга, бегства и т. д. В зависимости от настроения хищника, может сработать разный вариант. Пассивная щука атакует «больного», менее подвижного, а значит легкодоступного окушка, который прозевал её приближение, а активная может схватить жертву даже «в полной физической форме».

 

Классика щучьих приманок – воблеры класса «минноу» большого размера.

 

Звук, размер и гидроволна

 

В итоге с имитацией рыбы-жертвы в общем всё понятно, но как быть с «нестандартом»? Почему голавль атакует, например, поверхностный Cherry Jackall размером в 56 мм? Мощные и энергичные колебания тела этого воблера, излишне большого размера для повседневной и привычной пищи голавля, плюс жёсткий и громкий звук «погремушки», по всем логичным понятиям должны разогнать рыбу вокруг, минимум на 100 метров. Но в практике всё иначе. Голавлишки размером чуть больше самой приманки активно цепляются на тройники этого далеко не маленького воблера. В чём же причина и что привлекает рыбу в данном случае, учитывая несоразмерность их весовой категории? Он им друг или враг, которого они хотят разорвать на части?

 

Поверхностные воблеры с мощной активной игрой часто привлекают как уклейку так и пескарей.

 

Ответить на этот вопрос однозначно сложно, но в связи с этим хотелось бы сделать ещё одно важное замечание. При подводных зимних съёмках я наблюдал как рыбья мелочь стремится отщипнуть от искуственной приманки небольшой, доступный ей «по зубам», кусочек. Например, ножку металлической «букашки» - крючок у безнасадочной «медузы» или хвостик у вертикальной блесны – подвесной тройник с бусиной или шерстяной «подвеской». Это простое любопытство или какой-то непреодолимый инстинкт? Лично я, пронаблюдав через подводную камеру это действо, могу с уверенностью сказать, что крючки в этом случае, например подвесной тройник у «вертикалки» для окуня, явно отдельны от самого тела приманки и «съедобны» для него сами по себе. То есть тройник – это отдельный объект атаки и в итоге получается, что приманку, как таковую, требуется разделить на составляющие части. И тот же воблер значит тоже! А задумывался ли кто-то при проектировании воблера об отдельном влиянии движения тройников на уловистость приманки, не исходя только из общепринятого главенствования формы тела и огрузки? Думаю что очень редко и чаще это влияние попросту игнорируется. А ведь вклад колебания тройников, их звучания, в общий звуковой фон приманки довольно велик даже для человеческих органов чувств, не говоря о рыбе.

 

Три, далеко не маленьких, тройника не могут не влиять на игру и звучание приманки.

 

Но оставим временно воблеры с активными колебаниями и вернёмся к «твичбейтам». Они почти не имеют собственной игры, но тем не менее очень неплохо ловят, при правильном применении. Почему? Всё очень просто. Для сравнения рассмотрим показательный и простой пример – движение в воде воблера типа «фет». Представьте его широкую лобовую часть. Это же настоящий плуг для воды! Любое ускорение в его проводке – это заметный толчок воды воблером. Мы дёрнули воблер и от него пошла та самая, сложная, гидроакустическая волна, в которой в этом случае присутствуют так же и колебания тела. А по мощности, подобная волна намного сильнее чем непосредственно колебания издаваемые вибрацией боковин приманки. То есть прямолинейная волна от головной части может быть сильнее, чем привычные для нашего понимания боковые колебания тела воблера, которые в данном случае только создают привлекательную «ауру» вокруг приманки.

 

И в связи с этим надо отметить ещё один параметр, который обычно не упоминается в разговоре о воблерах – это его объём, общая площадь тела. Отличие трёхмерного размера «минноу» и «фета» очень велико. А значит различна и сила возмущения воды телом приманки при их одинаковой длине, которой обычно и оценивают воблер. По моему мнению на коробках приманок, наряду с длиной и весом, так же должен указываться и их объём. Ведь проведя несложные подсчёты, мы можем убедиться, что при одинаковой длине, в площадь воблера «округлой» формы «фет», можно уместить целых три модели формы «минноу»! Естественно и движение в воде объемных приманок кардинально отличается от «прогонистых» - при одинаковой скорости проводки гидроволна от «фета» намного мощнее, чем от «минноу» и эта «лобовая» волна может быть заметно сильнее, чем «боковые» колебания.

 

Большая «лобовая» площадь воблера или его широкая лопатка

создаёт сильную гидроаккустическую волну при активной проводке.

 

С «фетами» в общем всё понятно, но если представить «рывковое» движение в воде «твичбейта» «миношной» формы, то весь этот процесс выглядит так же как мощные возмущения, толчки воды, то есть колебания, которые очень отличаются от стандартной, «собственной» вибрации «фетов» и «кренков». И если попытаться вникнуть в суть, то череда рывков того же «джерка», во-первых, есть ни что иное, как сложная звуковая волна, перенасыщенная мощной инфразвуковой составляющей. И именно она, далеко и быстро распространяясь в воде, так быстро и действенно привлекает к приманке хищника даже издалека. А что происходит дальше и почему щука в итоге атакует воблер – это особый вопрос.

 

 

Щучья агресивность всем известна. Но подобные атаки происходят далеко не всегда.

Зачастую щука просто «виснет» на воблере подобно судаку…

 

Съесть или убить?

 

Давайте вернёмся опять к «фетам», с их высокой частотой и напряжённостью звука. Опять же на примере голавля. Кто ловит «лобастого» целенаправленно, тот не раз видел его атаки воблера в лобовую. Голавль провожает его какое-то время, что-то оценивает своим рыбьим разумом, потом делает крутой вираж, выходит в лоб воблеру, и атакует со страшной силой. Он старается его просто-напросто убить, как врага, а не как объект питания! Причина такого поведения – это отдельный и длительный разговор, но есть и другие, более простые и объяснимые, «мирные» варианты его поведения. Например, равномерный «снос» голавлиного «фета» по дуге. Воблер спокойно движется и его колебания ну просто никак не могут вызвать агрессии у рыбы. И голавль в этом случае аккуратно берёт его сзади, вместе с тройником, а то и просто «пощипывает» - пробует на вкус, то есть пытается его съесть. В итоге вырисовываются две модели поведения – агрессивная и пассивная, которая выражена не только у «белого» хищника.

 

 

Часто голавль атакует поверхностные воблеры так, что они вылетают на полметра в воздух.

 Такие поклёвки запоминаются на долго.

 

Например, кто видел атаки щуки на поверхностные приманки, может с уверенностью сказать, что щука – это выраженный хищник и ей нужен агрессивный, провоцирующий вариант приманки. Но ведь это требуется не всегда! Например, щука, в отдельные моменты, может выделить в общем гидрофоне как раз полную противоположность - слабый звук погибающего, больного малька и среагировать именно на подобный «вялый» звук, проигнорировав мощные колебания воблеров, изображающих большую и, казалось бы, более предпочтительную жертву. И как пример привлекательности различных вариантов звучания и даже их совмещения, можно рассмотреть действие таких приманок, как колеблющиеся блёсны.

 

Прилагательная часть их названия говорит сама за себя – «колеблющаяся». Массивный, металлический «Атом» просто не может издавать тонкий и высокочастотный звук. Для человека эта приманка создаёт просто красивый рисунок, привлекательную траекторию движения и «правильную» волну. Но насколько эта траектория напоминает щуке реальное движение живой рыбки – большой вопрос, а вот завихрения и биения тела блесны однозначно создают те самые, знакомые ей звуки, мимо которых щука просто не может проплыть мимо. Опыт показывает, что особенно успешно действуют блесны с увеличенным лобовым сопротивлением и облегченной узкой хвостовой частью, которые одновременно создают два вида волны – низкочастотный и средней частоты звук. Удачное их сочетание и является изюминкой приманки. Теперь представьте, насколько сложно попасть «в масть» при их проектировании.

 

 

Тяжёлые и лёгкие «колебалки» звучат по разному

и на их звук влияет как масса, так и толщина самой приманки.

 

Конечно саму траекторию движения приманки, рисунок её игры, скорость проводки тоже никак нельзя «списывать со счетов» и так же умалять значение её визуального сходства, но для «близорукой» рыбы намного важнее именно звук (колебания), что показательно, к примеру, даже на мирном леще, который ощущает мотыль, движущийся под слоем ила, при довольно большой его толщине. То же самое касается и хищника. О чувствительности и совершенстве его «гидролокатора», говорит тот факт, что, например, жерех может в доли секунды выделить единственное нужное ему движение в полностью «взбаламученной» его мощным ударом воде, среди полной «какофонии» звуков и колебаний, в которой та же рыба, но другого вида – жертва, полностью теряет ориентацию. И именно поэтому осторожный жерех избегает крючков наших воблеров, несмотря на казалось бы полнейшее их сходство с атакуемым мальком – малейшее различие в колебаниях с лёгкостью распознаётся жерехом даже в водовороте от его удара.

 

 

Этот жерех пойман на активный «минноу», на самой малой скорости

 равномерной проводки – на грани остановки колебаний.

Что имитировал воблер? Больную, уставшую рыбку?

 

Скорость движения воблера, важная сама по себе как составляющая часть анимации проводки, так же напрямую связана и с характером колебаний. Чем выше скорость, тем больше частота, меньше амплитуда и выше напряжённость звучания. Это вроде бы элементарно и понятно, но мало кто задумывается об этом в ходе рыбалки. Изменяя характер проводки мы можем варьировать тембр и силу звучания в очень больших пределах, а при резких потяжках вдобавок создаём неслабую «лобовую» волну, плюс мощный турбулентный след, которые в одних случаях идут на пользу, а в других как раз наоборот. То есть каждой отдельно взятой моделью, можно «звучать» по разному, в зависимости от способа её применения, что часто становиться «камнем преткновения» и причиной рекламаций, что известная «рейтинговая» модель у кого-то ни в какую не ловит.

 

И ещё о звуке…

 

Далее, раз речь идёт о звуке, не мешало бы отдельно рассмотреть и звуковую капсулу воблера, так называемую «погремушку», где понятие «звук» представляется нам в более привычном виде и казалось бы выглядит намного проще и понятнее. Но что бы сказать что-то определённое о влияние такого дополнительного звукового сопровождения на уловистость приманки, надо провести немало практических и систематизированных экспериментов в разных условиях. Делать какие-то заключения, основываясь только на единичных случаях и замечаниях, считаю неверным и могу только написать свои предположения, не претендуя на истину.

 

 

Три металлических шарика этой модификации издают довольно сильный звук.

Но в этой же линейке Инкубаторов есть и слабозвучащие и бесшумные модели.

Все они востребованы в определённое время.

 

Этот звук несомненно важен, но в каких случаях, какой его вид и каким образом действует на рыбу – большой вопрос. Что бы это понять, надо испытать немало моделей воблеров в одинаковых условиях, на одном виде рыбы и главное с разными видами «погремушки». Тогда можно сделать какие-то выводы. А в нашем случае, да и то очень редко, доступны только два варианта одинаковых моделей воблеров для испытаний – со звуковой капсулой и без неё. И часто бывает что «погремушка» только снижает уловистость, но ведь не факт, что она просто звучит не в «унисон» с общим звуком этой модели. Измени её звук и воблер заловит и ещё как. Но к сожалению такие изменения нам почти не доступны.

 

И последнее, о чём хотелось бы упомянуть говоря о звуке – это привлекательность воблера при его падении в воду. Так называемая «ловля на всплеск», которую некоторые рыболовы выделяют даже как отдельный вид ловли и отбирают для этого какие-то особые, уловистые, модели воблеров. В основном это касается «белого хищника», например голавля, который в летний период остро реагирует на всё падающее в воду и для него вид и звук падающего тела говорит о многом. Выражается это в том, что на один воблер после падения он может даже не обратить внимания, а другой атакует сразу после «плюха». И в практическом плане нужно учитывать, что в летних моделях поверхностных голавлиных воблеров так же немаловажен его «падающий» звук. Пусть голавль не схватил приманку сразу после приводнения, но это не значит что он не среагировал на этот звук. Зачастую звук падения составляет половину значения уловистости модели и первые же метры её проводки вызывают поклёвку. То есть голавль заинтересовался уже всплеском приманки, а колебания воблера в толще воды окончательно разрешают все его сомнения в необходимости атаки.

 

 

Этот воблер своим видом имитирует жука.

В летнюю пору голавль обращает на него внимание даже при простом сплаве без колебаний.

 

Заключение

 

Конечно можно долго рассуждать на тему «почему ловит или не ловит воблер», но общая цель этой статьи обратить ваше внимание на многогранность всех параметров присутствующих в работе наших приманок. Ставить во главу уловистости какой-то один фактор в корне неверно. Зачастую небольшое и незаметное отклонение, типа запавшего шарика звуковой капсулы, может свести уловистость воблера к нулю. Или наоборот – небольшое изменение положения петли, заставить ловить «бюджетного китайца» наравне с именитыми «брендами». Ну и конечно каждый воблер требует персонального «разлова», что бы «звучать» им так как надо и примененять в соответствии существующим условиям и виду рыбы. Самая уловистая модель может ловить в разы хуже при неверном подходе и наоборот.

 

 

Вот что значит «попасть в масть». Этот улов работа одного воблера – Humbug Minnow 45.

Очень часто бывает так, что одна модель работает в разы лучше всех остальных.

 

И, как бы то не было, главное не создавать для себя каких-то стереотипов, не выводить каких-либо «нерушимых» правил и не делать однозначных выводов. В рыбалке их не бывает. Слишком много факторов, зачастую абсолютно не доступных нашему пониманию, влияет на рыбу и её поведение. Соответственно приманки, их свойства и способы применения требуются разные и порой совершенно неожиданные и необъяснимые. То есть рыбалка вообще, а в нашем случае выбор модели воблера – это вечный эксперимент, который, кстати, сам по себе очень интересен. А постоянный анализ каждой прошедшей рыбалки и грамотное применение своих, местных, замечаний из «копилки опыта» - это и есть ключ к успеху.

 

Удачи на водоёмах! Марат (MARIK)

 

 Читайте по этой теме:

 

"Регулировка и доводка воблера", "Копии и загадки "Сорокчетвёртого"

 



Просмотров: 548      15.10.2010




ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ Обсудить в форуме автора >>>

Постоянный адрес заметки — /note/1638.html


изображение изображение изображение
изображение

Обновились водоемы:

Рузское водохранилище

Десна река

Клязьма река

Вуокса река

Нижняя Волга (от Волгограда до Астрахани)

Смотреть остальные


изображение
изображениеОбзоры

изображение
изображениеГруппы



изображение


изображение



изображение
изображениеНаши блоги
Автор: Максим
Автор: Сергей

изображение
изображениеСамоделки

изображение
изображение
Видео
изображение
изображение
изображениеНовинки

изображение
изображениеФотоальбомы
изображение
изображение
сом, 9.00 кг
сом, 9.00 кг,
Волга (база Московская)
Рыболов: база Московская

Кандидат в фионеры


изображение
изображениеРыбалка
изображение
изображениеУловистая Точка
изображение
изображение изображение изображение
изображение
изображение изображение изображение